Развитие и крах цивилизации.

Хотя крушение Советского Союза не является распадом того типа, который описывает Тэйнтер, поверхностные аспекты распада очевидны. Все распадается, хаос принимает угрожающие размеры, существует дефицит продовольствия и других средств для поддержания гражданского общества. Как говорилось в одном из репортажей, "продолжает сокращаться сфера услуг, фабрики останавливаются, зарплата замораживается . Растет беззаконие, начиная от содержания публичных домов и кончая грабежами, старые нормы общественного поведения разрушаются, что выражается в выталкивании стариков из очередей за молоком и собирании милостыни по соседям" (The New York Times, 13.12.91.)

Это, конечно, знакомый "сюжет" любого распада, пишет Тэйнтер, по крайней мере для обыденного сознания, - общественный хаос, беспощадная борьба за скудные ресурсы, необходимые для выживания, пожирание слабых сильными, - но эта драматичекая картина "содержит многие элементы, наличие которых подтверждено в предыдущих распадах". Это беспощадное напоминание, если, конечно, исторические летописи могут кого-то чему-нибудь научить, что распад является в большей степени результатом энтропии, чем той целостности, которой мы можем добиваться. И энтропия вовсе не нежна и не приятна.

В современном мире, конечно, ни одно из национальных государств не может окончательно распасться, как это случалось с древними империями. Мир теперь заполнен пучками противоборствующих мегамашин, и вакуум, вызванный крушением одной власти в любой области, будет заполнен расширением другой. В прошлом, когда мы имели дело с подобного рода структурами, как, например, в случае с Микенской и Майанской империями, противоборствующие цивилизации вынуждены были переживать взаимный распад. Точно так же, как невозможно говорить о построении социализма в одной стране, нельзя говорить и о распаде. Распад цивилизации в том виде, в каком она существует, должен быть глобальным и относительно одновременным.

Тем не менее, какой бы неправдоподобной ни казалась подобная перспектива, заключает Тэйнтер, даже если глобальный индустриализм еще не достиг точки сокращения возвратов, "эта стадия неизбежно наступит . Как бы нам ни хотелось думать о себе как о чем-то особенном в мировой истории, на самом деле, индустриальные общества действуют по тем же самым принципам, которые привели к распаду ранние общества". Сравнятся ли ужасы современного капитализма с тем, что будет потом? События в Восточном блоке предлагают несколько сценариев. Давайте не будем недооценивать способность простых людей открыть новые альтернативы (пусть даже за это придется заплатить большую цену) и найти выход из кризиса. Они еще не сказали своего слова.

Одно должно быть ясно уже сейчас: мир, в котором будет можно жить, не возникнет из обанкротившейся мистики, революционной или какой-либо другой, из дальнейшего роста и дальнейшей модернизации; еще меньше можно рассчитывать на то, что он возникнет из бессильных попыток выжить в одиночку перед лицом распада. В первом случае, спасение индустриализма от его собственной инерции путем "демократизации" процесса однообразного механического труда - это не только социализм для дураков и сдача на милость перестроившихся иерархов, но, в конце концов, проигрышное предприятие. Что же касается рытья бункеров на задворках цивилизации (если такие задворки еще можно найти), то это участь, не стоящая того, чтобы жить, - это существование на голой звезде, когда смысл космоса превратился в прах.

Так или иначе, глобальный капитализм в конечном счете последует за своим коммунистическим противником и "рост остановится", как предсказывал Айван Иллич за пятнадцать лет до этого, словами, которые также заставляют еще раз посмотреть на советский кризис. Этот распад, писал он, будет "результатом синергии при крушении многочисленных систем, подпитывавших его расширение". "В одну ночь люди потеряют веру не только во все основные институты, но и в чудесные рецепты тех, кто говорит, что может вывести общество из кризиса". Способность иерархии определять общественное развитие "внезапно исчезнет, поскольку она будет признана иллюзией .".

Говорит ли он здесь о Втором Пришествии?

Это означает, без исключений и малейших колебаний с нашей стороны, уничтожение всех империй, мира зон, приносимых в жертву, тяжелой, нудной работы, нужды и ядовитого рога изобилия товарного общества. Это означает возрождение культур, основанных на самообеспечении, которые еще сохранились в деревнях, среди народов, живущих племенами, и среди людей, ищущих практические решения в разломах и трещинах цивилизации. Это означает возрождение более спокойной, тихой и созерцательной жизни. Возрождение эстетики леса, а не сборочного конвейера, жизни, которая позволяет нам прислушаться к тому, что говорит нам мир природы, к тому, что мы сами знали когда-то, но давно забыли после того, как вокруг нас вырос и сомкнулся над нами лабиринт города.

Перейти на страницу: 1 2 3 4 5 6 7

Немного больше об экологии

Охрана почв
Земля всегда занимала главенствующее место среди национальных богатств любого государства. Ниже в таблице приведены данные о почвенных ресурсах планеты, о распространении различных типов почв. Здесь же приведены данные и об их хозяйственном освоении. В зависимости ...

Один день в саванне
Кто с детства не мечтал о приключениях. А ведь даже сегодня наша планета не вся еще пройдена и открыта. По крайней мере, для многих. Еще можно, если очень захотеть, совершить абсолютно необычное путешествие. Получить не просто дозу адреналина, а совершенно новые ощ ...