Следующий отклик.

Существуют некоторые разногласия среди тех, кто был вовлечен в глобальные переговоры о том, стало ли для политиков сообщение об озоновой дыре в 1985г. таким же побуждением к действию, как и для ученых. Хотя в ходе международных переговоров был подготовлен запрет на производство ХФУ, они не достигли большого прогресса. Совещание в Вене, которое состоялось за два дня месяца до опубликования сообщения об озоновой дыре, выработало оптимистическое заключение, что государства должны принять «соответствующие меры» для защиты озонового слоя, но оно не установило никаких сроков и не оговорило никаких санкций. Промышленность отказалась, от поисков заменителей ХФУ, поскольку не было очевидным, что они понадобятся в ближайшее время. В этот момент еще не была установлена определенная связь антарктической озоновой дыры с ХФУ. Эта связь обнаружилась только через 3 года.

Однако между совещанием в марте 1985г. в Вене, где фактически не было предпринято никаких реальных действий, и в октябре 1987г. в Монреале, где был подписан первый международный протокол о защите озонового слоя, произошел ряд событий. Дыра над Антарктидой произвела большой психологический эффект, может быть, еще больший из-за того, что причина ее появления была непонятна. Не вызывало сомнений, что озоновый слой ведет себя странным образом. И хотя еще не существовало надежных доказательств, все склонялись к тому, что виновниками, по всей видимости, являются ХФУ.

Независимо от наличия или отсутствия доказательств, возможно, ничего бы не произошло, если бы не было ЮНЕП. Она вела и стимулировала международный политический процесс. Ее сотрудники собирали и обрабатывали научные данные, представляли их правительствам, определяли место проведения переговоров на высоком уровне и действовали как посредники. Директор ЮНЕП Мустафа Толба показал себя искусным дипломатом в вопросах защиты окружающей среды, оставаясь нейтральным во многих спорах, возникнувших по пустякам, неустанно напоминая каждому, что ни одно краткосрочное или эгоистическое соображение не является таким же важным, как целостность озонового слоя.

Процесс переговоров не был легким. Ни одно государство никогда ранее не сталкивалось с глобальной экологической проблемой до того, как она была полностью изучена и причинила ощутимый ущерб здоровью людей или экономике. Страны — основные производители ХФУ сыграли известную роль, пытаясь блокировать любые строгие запреты на использование ХФУ.

Судьба важных решений иногда висела на тонкой политической нити. США, например, играли роль сильного лидера, которая несколько раз находилась под ударом из-за глубоких внутренних разногласий а администрации Рейгана. Эти разногласия привлекли внимание общественности, когда была опубликована часть речи министра внутренних дел Д.Ходела, в которой он заявил, что разрушение озонового слоя не повлечет за собой проблем, если люди, выходя на улицу, будут надевать широкополые шляпы и солнцезащитные очки. Международное осмеяние, которому подверглось это заявление, сыграло на руку тем членам администрации США, которые пытались настроить президента на серьезное отношение к озоновой проблеме.

ЮНЕП набирала силу. Давление на правительства Европы и США со стороны экологических групп нарастало. Ученые проводили семинары для обучения журналистов, парламентариев и широкой общественности. Отвечая на давление со всех сторон, национальные правительства на удивление быстро подписали в 1987г. в Монреале Протокол о веществах, разрушающих озоновый слой (Protocol on Substances That Deplete the Ozone Layer). В Монреальском протоколе прежде всего говорилось о том, что мировое производство пяти наиболее широко применяемых ХФУ должно быть заморожено на уровне 1986г. Затем производство должно сократится на 20% к 1993г. и еще на 30% к 1998г. Это соглашение было подписано 36 государствами, включая всех главных производителей ХФУ.

Монреальский протокол явился историческим соглашением. Его выполнение продвинулось значительно дальше, чем могли мечтать защитники окружающей среды в условиях тогдашней политической обстановки. Но вскоре стало ясно, что приведенные в нем темпы сокращения производства ХФУ совершенно недостаточны. На графике показано, что случится с концентрацией разрушающего озон хлора в стратосфере, если его производство останется на уровне 1986г. или будет заморожено в соответствии с Монреальским протоколом. Из-за больших запасов ХФУ, уже произведенных, но еще не использованных и тех, которые уже попали в окружающую среду, но не достигли стратосферы, количество хлора будет постоянно увеличиваться. Даже в случае исполнения монреальских договоренностей концентрация стратосферного хлора неизбежно увеличится вдвое по сравнению с сегодняшним уровнем.

Перейти на страницу: 1 2

Немного больше об экологии

Охрана почв
Земля всегда занимала главенствующее место среди национальных богатств любого государства. Ниже в таблице приведены данные о почвенных ресурсах планеты, о распространении различных типов почв. Здесь же приведены данные и об их хозяйственном освоении. В зависимости ...

Влияние автотранспорта на биосферу
В последние десятилетия в связи с быстрым развитием автомобильного транспорта существенно обострились проблемы воздействия его на окружающую среду. Автомобили сжигают огромное количество нефтепродуктов, нанося одновременно ощутимый вред окружающей среде, главным ...