Глобальные проблемы цивилизации

Вместе с тем трудно согласиться с Хейзинга, будто “диктат рационализма остался в прошлом” и будто мы теперь знаем, что “не все можно мерить меркой разумности”. Хейзинга в своей классической книге, из которой взяты приведенные цитаты, считает, что “само поступательное развитие мышления научило нас, что одного разума бывает недостаточно. Взгляд на вещи более глубокий и разносторонний, нежели чистый рационализм, открыл нам в этих вещах дополнительный смысл”.

К сожалению, глубокие размышления об опасности рационализации всего сущего, сведения разума к научной рациональности остались на уровне собственно философской рефлексии, обеспокоенности усиливающейся бездуховностью, эмоциональным опустошением человека, стремящегося больше “иметь”, нежели “быть”. Такой человек, как показала европейская история, трагичен тем, что он не знает своей бездуховности, видит смысл жизни в материальном, забывая о более высоком предназначении человека. Естественно, новоевропейская история, -вступившая на путь превращения всех ценностей в конечном итоге в товар, должна была “расплатиться”, сама став жертвой своего прагматизма и практицизма. Призыв философов не столько “иметь”, сколько “быть” не был услышан правителями ведущих стран. Более того, политики, всегда стремившиеся к расширению своей власти, сделали все, чтобы и другие страны и культуры, не успевшие в силу своих национальных традиций принять такую установку, не имели выбора и стали на путь, предложенный новоевропейской индустриально-технологической капиталистической цивилизацией.

Теперь обратимся к критике философско-мировоззренческих основ европейской культуры, данной Бердяевым в работе “Новое средневековье”. Бердяев отметил, что “кризис современной культуры начался уже давно. Он сознавался ее великими творцами. Войны, революции, внешние катастрофы только обнаруживали вовне внутренний кризис культуры”. До недавнего времени кризис проявлялся в самых разных формах, общим знаменателем которых является бездуховность, выражающаяся в безразличии промышленно развитых государств к нищете в странах третьего мира, гибели миллионов детей в них от причин, которые можно было бы предупредить, и т. д.

И вот теперь кризис становится явным и глобальным, он захватывает такие сферы, как окружающая среда, пища, климат, вода и др., которые составляют естественные основания бытия всех, показывает, как опасны бездуховность и безразличие, ведущие к кризису Человека. Продолжая критику западной цивилизации, начатую задолго до него. Бердяев писал: “Экономизм нашей исторической эпохи и есть нарушение истинного иерархизма человеческого общества, утеря духовного центра”. Приоритет экономических ценностей над другими, в частности духовными ценностями, привел к тому, что “автономия хозяйственной жизни привела к ее господству над всей жизнью человеческих обществ. Мамонизм стал определяющей силой века, который более всего поклоняется золотому тельцу”. Сегодня, переходя к рынку, мы должны учесть уроки потребительского отношения к природе в развитых странах, чтобы окончательно не погубить природу и себя. При этом следует учесть, что у нашего общества иные стартовые условия для перехода к рынку, нежели в ставших классическими капиталистических странах Запада и Востока. К тому же те экономические отношения, которые существовали в России с 1917 года, как бы их ни называть, были в экологическом отношении не лучше, чем в критиковавшихся за эксплуатацию природы западных странах. Если в западных странах крупные монополии, стремясь получить наибольшую прибыль, зачастую закрывали глаза на экологические последствия своей деятельности, то и у нас государство не замечало разрушения природы, добиваясь выполнения производственных планов любой ценой. Таким образом, и “там”, и “здесь” экологическая обстановка быстро ухудшалась.

Европейская традиция сближает свободу и индивидуализм, заботится в первую очередь о том, чтобы выработать систему правил, обеспечивающих индивиду формальное право жить там, где хочется и как ему хочется, не придя в противоречие с формальным правом. Свобода — решающая ценность. Свобода духа — необходимая предпосылка всех остальных форм свободы. Однако в новых условиях вслед за Бердяевым можно поставить вопрос: “для чего, во имя чего должно было совершаться освобождение? Этого не знает дух нового времени”. Даже если не соглашаться с Бердяевым, что “нельзя освободить человека во имя свободы человека, не может быть сам человек целью человека”, то и тогда правомерен вопрос: можно ли считать освобождением систему социальных отношений, подрывающих природные основания человеческого бытия? Не пора ли. пока не поздно, осознать, что демократия в новоевропейском смысле исчерпала себя, ибо индивидуализм, свобода и демократия, “раскрепостив” потенциальные возможности личности, способствовали наступлению сегодняшней экологической ситуации? Ведь прав Бердяев, когда утверждает, что “индивидуалистическая цивилизация XIX века с ее демократией, с ее материализмом, с ее техникой, с общественным мнением, прессой, биржей и парламентом способствовала понижению и падению личности, отцветению индивидуальности, нивелировке и всеобщему смешению”.

Перейти на страницу: 1 2 3 4 5 6 7

Немного больше об экологии

Влияние промышленности на окружающую среду
Повсюду мы находим людей, заботящихся о Земле. Они горят желанием сделать что-нибудь для создания устойчивого состояния среды. Они спрашивают себя: “Что я могу сделать? Что может сделать правительство? Что могут сделать промышленные корпорации?” Можно решить эти ...

Характеристика загрязнения атмосферы
количество примесей. поступающих от естественных и антропогенных источников. К числу примесей. выделяемых естественными источниками. относят: пыль (растительного. вулканического. космического происхождения. возникающая при эрозии почвы. частицы морской соли ); тума ...