Способна ли классическая наука разрешить экологические проблемы

Начало XXI века примечательно полной утратой интереса и доверия к науке со стороны самых широких слоёв общества. Если в XIX-XX столетиях надежды на изменение жизни к лучшему в массовом сознании связывались с успехами научно-технического прогресса, то сегодня каждое новое открытие и изобретение оцениваются людьми, в первую очередь, с негативной точки зрения, - какого очередного вреда от них следует ожидать для природы и человека?

Причина такого резко отрицательного отношения к эвристическим достижениям официальной науки кроется в научном методе, которым академические учёные производят знания. Основным достоинством классической логико-экспериментальной научной методологии считается её «объективность». Со времён Галилея и Ньютона процесс познания специально организуется так, чтобы исключить из него всё субъективное, включая и жизненные интересы как самого исследователя, так всех остальных людей.

Однако объективность эта мнимая. Всё, что проходит через сознание познающего мир субъекта, субъективно, как ни старайся от этой субъективности избавиться. Академический учёный ошибочно думает, что в процессе генерации научных идей, он, серым веществом своего головного мозга анализирует и осмысливает лишь точные экспериментальные факты. На самом же деле, согласно первому закону эвристики - «Бытие определяет сознание» - он идеально отражает, даже не осознавая этого, лишь ограниченную индивидуальную практику своих отношений производства и общения (отношений частной авторской собственности) и скудный личный жизненный опыт. Глобальный, богатейший массив многовековой социальной практики развития цивилизации во всех сферах человеческой жизнедеятельности, величайшее многообразие общественных связей между людьми отражается в его сознании только в смутной форме «интуиции» и редких всплесков «гениальных озарений».

Поэтому ежедневное применение логико-экспериментального метода у сотен тысяч исследователей сводится к примитиву бессознательных манипуляций с веществом природы животнообразным способом «проб и ошибок». Такая слепая неопределённость эвристики делает классическую науку экологически опасной, поскольку никто не способен предвидеть, какой очередной чернобыльской ошибкой вдруг обернётся рутинная опытная проба наших «безумных» (Нильс Бор) экспериментаторов.

Любой новый эксперимент является продуктом прошлого знания и опыта. Соответственно, экспериментатор всегда вынужден рабски плестись в хвосте событий - за результатами эксперимента. Он постоянно сталкивается с тем фактом, что продукты его научного труда on-line начинают саморазвиваться стихийным образом, выходят из под контроля и неуправляемым образом воздействуют на действительность, порождая всё новые и новые экологические кризисы. Из-за этого в классической науке прошлое всецело господствует над настоящим, намертво закабаляя исследователя в «царстве необходимости».

Благодаря методологической неопределённости своей эвристики, классическая наука может только случайным образом изучать, описывать и объяснять безграничное пространство действительности. Планировать производство экологически безопасных знаний, ставить перед собой реально достижимые цели прогрессивного переустройства мира в интересах всех и каждого она не способна. Это делает академическую науку общественно нецелесообразной: ни классическое естествознание, ни классическое обществознание не являются теми формами организации духовного производства, которые могли бы адекватно соответствовать современным потребностям развития материального производства. Классическая наука только разворачивает его противоречия, способствуя исчерпанию, ускоренными темпами, ограниченных источников существования и жизненного пространства цивилизации. Создать новые экологические проблемы такая наука может. Разрешить их - нет.

Важно ещё раз подчеркнуть и тот известный факт, что классическая наука основана на разделении всеобщего общественного труда на умственный труд и труд физический. Это порочное разделение привело к разрыву связей между духовным и материальным производством, породило проблему «внедрения», а также завело науку в тупик мелочной специализации знания. Раздробление единого, по своей системной сути, человеческого знания по маленьким, замкнутым клеткам отдельных научных дисциплин способствует распространению незнания и невежества не только в широких общественных массах (уже давно довольствующихся только поверхностными «истинами» обыденного сознания), но и в среде самой элиты академических учёных, которые повсеместно превратились в узких специалистов, «знающих всё ни о чём».

Перейти на страницу: 1 2

Немного больше об экологии

Современные теории получения экологически чистой энергии
Человечество потребляет для своих нужд громадное количество энергии, и потребности в ней пока увеличиваются вдвое каждые 25 лет. За девяносто лет, прошедших с начала прошлого века, энергопотребление выросло более чем в 12 раз. Соответственно выросла и до ...

Эстетика и экология городской среды
Город может сделать человека больным. Город может сделать человека здоровым. Многое в нашем городском окружении зависит, казалось бы, от мелочей: функционального зонирования малых городских пространств (дворов, сквериков, мини-рынков, пешеходных зон и т.п.), разме ...